Система Orphus

Последние комментарии

Вход в систему

To prevent automated spam submissions leave this field empty.

Читать в LJ (совместно с upmind.ru)

+ Во френды LJ (совместно с upmind.ru)

Читать в Яндекс-ленте

Поиск по сайтам, с которых собираются RSS-каналы

Loading

TradingRussian

RSS-материал
Добро пожаловать, дамы и господа! Этот блог посвящён торговле акциями на биржах и торговых площадках США, а также заведомо ложным измышлениям, порочащим советский государственный и общественный строй.
Обновлено: 1 час 20 минут назад

"Преданных Партии выберу я…"

Чт, 2018-02-22 09:01
"…Партия Сталина - совесть моя!"

65 лет назад славили свое великое счастье советские люди:
"Чимит ЦыдендамбаевС мыслью о Сталине
Великое счастье досталося мнеРодиться в могучей советской стране,Под сталинским солнцем расти и мужатьИ смело вперед к коммунизму шагать.
С волненьем сегодня, в торжественный день,Впервые я в руки беру бюллетень.Счастливый и гордый за юность свою,Всем сердцем я Сталину славу пою.
И в эту минуту встает предо мнойЛюбимой Бурятии облик родной:Я вижу – у озера вспыхнул костер – Вокруг пионеры ведут разговор,
И бронзово-смуглые лица ребятО радостном детстве своем говорят.Я вижу – как дети сбираются в класс,Как старый учитель ведет там рассказ.
Как каждый ребенок там держит в рукеУчебник на нашем родном языке.Проходят картины одна за одной –И вот уже мать предстает предо мной.
Идет она с поля трудами горда –Горит на груди Золотая Звезда.Лишь в нашей стране все счастливо живут,У нас только ценится доблестный труд.
Я вижу – могучий пшеничный простор, -И правит комбайном мой брат – комбайнер.Один за другим, словно волны реки,Идут к элеватору грузовики.
Я вижу – огромный красавец-завод:К станку мой товарищ по школе встает.Такой же, как я, и как брат мой, бурят,Наверное, будущий лауреат.
Я вижу, как в тундре сады зацвели,Плывут по каналам пустынь корабли.Я вижу – все выше, вперед и впередЛюбимый учитель Отчизну ведет.
Так с мыслью о Сталине нашем родномМы в эту минуту все к урнам идем,Чтоб верность Отчизне своей доказать,За счастье народа свой голос отдать.
Перевел с бурят-монгольскогоСемен Дунаев".
("Бурят-Монгольская правда", 1953, № 38 (22, февраль), с. 3).

"Строг выбор: строй, рази - иль падай!.."

Ср, 2018-02-21 09:01
"…Нам нужен - воин, кормчий, страж! В ком жажда нег, тех нам не надо, Кто дремлет, медлит, тот не наш!" 

65 лет назад в СССР не было такой науки, в которой не пригодились бы указания товарища Сталина: "Сталин, как солнце, нам путь озаряетВеликий корифей наукиКак счастливы мы, ученые города Иркутска, что величайший корифей науки, любимый вождь советского народа и всего прогрессивного человечества Иосиф Виссарионович Сталин и его ближайшие соратники товарищи Г. М. Маленков и К. Е. Ворошилов дали согласие баллотироваться в местные Советы Иркутской области. Мы, научные работники, как и все избиратели, полные радости, придем завтра к избирательным урнам и отдадим свои голоса за нашего первого всенародного кандидата великого Сталина, за его ближайших соратников, за кандидатов нерушимого сталинского блока коммунистов и беспартийных.Перед учеными нашей области стоят очень большие задачи, вытекающие из решений XIX съезда Коммунистической партии. Гениальное произведение товарища Сталина по вопросам языкознания и его новый классический труд "Экономические проблемы социализма в СССР" обогатили советскую науку новыми выдающимися положениями.Лично передо мной стоит задача дальнейшего изучения творчества гениального русского писателя-сатирика М. Е. Салтыкова-Щедрина. В своем докладе на XIX съезде тов. Г. М. Маленков говорил, что "нам нужны советские" Гоголи и Щедрины, которые огнем сатиры выжигали бы из жизни все отрицательное, прогнившее, омертвевшее, все то, что тормозит движение вперед". Кроме того, я намерен заняться изучением выдающихся явлений в области советской литературы. Многое предстоит сделать и нашим сибирским писателям.Мне, как руководителю группы аспирантов, приходится немало работать с молодыми научными кадрами. В этом важном деле я также руководствуюсь указаниями товарища Сталина. В нашей стране перед молодыми специалистами впереди – широчайшее поле деятельности. Нет предела творческим дерзаниям советских людей! Перед учеными нашей страны, а также молодыми специалистами, оканчивающими высшие учебные заведения, свободны все пути. Их открыли нам Коммунистическая партия и родной товарищ Сталин.Все свои силы мы отдадим на благо нашей Родины, во имя процветания советской культуры. С мыслью о Сталине, с радостным волнением на душе пойду я в этот день на избирательный участок, чтобы отдать свой голос за верных избранников народа, за первого нашего кандидата, гений которого открывает нам путь к коммунизму.С. Баранов,доктор филологических наук, профессор Иркутского педагогического института, депутат Верховного Совета СССР".***"Счастливая юностьЯ голосую за товарища Сталина, отца, друга и учителя советской молодежи. Чувство огромного счастья переполняет мое сердце. Хочется рассказать о нем своим друзьям, хочется работать так, чтобы своими делами, всей своей жизнью оправдать то доверие, которое оказал нам любимый Сталин.Я учусь на агрономическом факультете Иркутского сельскохозяйственного института. Моя мечта выращивать высокие урожаи на наших колхозных полях. А для этого надо хорошо овладеть передовой мичуринской наукой, как учит нас товарищ Сталин.Хорошо понимая свои задачи в деле построения коммунизма, многие студентынашего института отлично овладевают знаниями, активно участвуют в общественной работе, готовятся стать полноценными агрономами, механиками, охотоведами.Гениальное произведение Иосифа Виссарионовича Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР" и речь на  XIX съезде Коммунистической партии Советского Союза мощным прожектором марксистско-ленинской теории освещают нам путь и являются программой во всей нашей творческой работе по строительству коммунизма.Мы будем учиться, чтобы осуществить свои мечты, чтобы стать полезными Родине людьми, чтобы оправдать те надежды, которые возлагает на нас великий Сталин.П. Ногин,студент Иркутского сельскохозинститута, Сталинский стипендиат".("Восточно-Сибирская правда", 1953, № 44 (21, февраль), с. 2).

"Рвется на волю из чайника пар…"

Втр, 2018-02-20 09:01
"…Муха жужжит и летает комар". 

65 лет назад воображение советских людей поражало количество пауков, блох и мух на каждый братский снежный квадратный метр:"Американские интервенты продолжают применять в Корее бактериологическое оружиеПхеньян, 19 февраля. (ТАСС). Как передает Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК), американские агрессоры усиливают варварские бомбардировки мирных городов и сел, продолжая распространение зараженных бактериями насекомых в районах Северной Кореи.Корреспондент ЦТАК сообщает из Хамхына, что в ночь на 2 февраля американские самолеты сбросили много зараженных бактериями насекомых в районе села Вонханхыри уезда Сиухан провинции Хамген. На занесенной снегом земле площадью в 50 квадратных метров были обнаружены пауки, блохи и мухи в количестве, примерно, 250 штук на каждый квадратный метр. Благодаря бдительности местного населения и умелым действиям противоэпидемического отряда все насекомые были уничтожены. Ранее, отмечает ЦТАК, американские самолеты сбросили зараженных мух, пауков и других насекомых в районе села Чунхакан уезда Хехан провинции Хамген. Мухи черного цвета. Прежде такие насекомые не встречались в этой местности.20 января американские самолеты сбросили большое количество насекомых на село Ионхынар уезда Енхен, 4 февраля – на кварталы города Хамхына. Зараженные насекомые были своевременно уничтожены работниками местных противоэпидемических отрядов. Часть насекомых противоэпидемические комитеты сохранили в специальных приборах как доказательство преступлений американских империалистов, ведущих в Корее бактериологическую войну ".("Бурят-Монгольская правда", 1953, № 38 (22, февраль), с. 4).

"Они трудились, в общем, не бесславно…"

Пнд, 2018-02-19 09:01
"…тянули все, кто как умел и мог. Но был средь них, как главный между равных, 
бесспорно, драматический кружок".


70 лет назад важнейшей частью занятий по изучению истории ВКП(б) было составление конспектов:"Как я учусьЯ учусь в кружке по изучению истории ВКП(б) при первичной партийной организации окрисполкома. Посещаю кружок аккуратно, на занятия прихожу всегда подготовленным.Подготовку к занятиям веду утром, перед началом основной работы. Руководитель нашего кружка тов. Турбаева на занятиях после объяснения очередной темы дает нам вопросы, которые я записываю и потом по ним составляю конспект.Перед началом домашних занятий я в конспекте записываю вопрос, а потом читаю "Краткий курс истории ВКП(б) ". Разобравшись в вопросе, записываю своими словами краткий ответ.Кроме самостоятельной подготовки и учебы в кружке я посещаю лекции, которые читаются в местном партийном кабинете.Особенно мне хорошо понятной стала глава девятая "Краткого курса истории ВКП(б) ", когда прослушал лекцию секретаря окружкома ВКП(б) по пропаганде тов. Вавилова на тему: "Партия большевиков в период перехода на мирную работу по восстановлению и развитию народного хозяйства".В настоящее время мы изучаем X главу Краткого курса - "Партия большевиков в борьбе за социалистическую индустриализацию страны".Руководителем кружка тов. Турбаевой я доволен. Материал она дает слушателям в доходчивой форме. Занятия в кружке проходят живо и интересно.Работая над изучением истории ВКП(б), я стараюсь больше читать художественной литературы. С декабря я прочитал книги: "Багратион" Голубова, "Дмитрий Донской" Бородина, "Два капитана" Каверина, "Люди с чистой совестью" Вершигоры, "Песнь над водами" Василевской, "Молодая гвардия" Фадеева и другие.После изучения "Краткого курса истории ВКП(б) " я намерен работать над сочинениями Ленина и Сталина.М. Сироткин".("Сталинская трибуна", Ханты-Мансийск, 1948, № 38 (18, февраль), с. 2).

"Что с нами сталось?.. Крепли в заговорах…"

Вс, 2018-02-18 09:01
"…бунтовщики, блистая медью жабр, пока широких прокламаций ворох 
из-под полы не подметнул Октябрь". 


65 лет назад в странах, идущих к социализму, предательское прошлое во время войны порой удавалось после войны замаскировать под участие в сопротивлении:"Процесс членов шпионской группы в ЧехословакииПрага, 18 февраля. (ТАСС). Как передает чехословацкое агентство, с 13 по 15 февраля в областном суде в городе Острава проходил процесс девяти шпионов и предателей, в числе которых были Богумир Мичек, Иозеф Когоут, Станислав Птачек, Фридолин Кевал и другие.Эти шпионы и предатели чехословацкого народа состояли на службе у английской разведки. Свою деятельность они проводили под руководством второго секретаря английского посольства Р. Н. Гарднера, который был выслан из Чехословакии за грубое нарушение международных обычаев и злоупотребление дипломатическими привилегиями. Бывший второй секретарь английского посольства Гарднер 13 декабря 1951 года был застигнут в тот момент, когда он вынимал из тайника шпионский материал, положенный туда членами шпионской банды.Первым был допрошен руководитель шпионской группы подсудимый Богумир Мичек, бывший служащий почты. Во время войны подсудимый был агентом гестапо в Остраве и в Брно. Выполняя поручение гестапо, он выдавал участников сопротивления. Свое предательское прошлое ему удалось замаскировать после войны: он стал выдавать себя за участника сопротивления. В 1951 году подсудимый Мичек через агента "Интеллидженс сервис" (английская разведка. – Ред.), скрывавшегося под фамилией Студеты, получил задание создать в Остравской области шпионскую организацию. Мичек и члены его банды собирали для английской разведки важную информацию о промышленности в Остравской области, о строительстве нового металлургического комбината им. Клемента Готвальда в Кунчицах и т. д.Свидетели полностью подтвердили вину всех участников шпионской группы. После выступления государственного обвинителя, защитников и последнего слова подсудимых суд вынес приговор. Подсудимые Богумир Мичек и Иозеф Когоут приговорены к смертной казни. Станислав Птачек и Фридолин Кевал – к пожизненному тюремному заключению. Ондржей Брзуска – к тюремному заключению сроком на 25 лет, Лудвик Влчек – на 20 лет, Ярмила Сысова – на 18 лет, Иозеф Шевчук – на 15 лет и Вацлав Пейше – на 12 лет. Все подсудимые приговорены также к лишению гражданских прав и конфискации всего имущества".("Бурят-Монгольская правда", 1953, № 36 (20, февраль), с. 4).

"Мы прошлись под седыми стенами, где кремлевские окна горят..."

Сб, 2018-02-17 09:01
"…Все, что строится мною и нами,Ты увидел, товарищ и брат..."

65 лет назад китайские товарищи начали широко применять советский опыт очковтирательства и туфты: "Применение в Китае советских методов работыПекин, 17 февраля. (ТАСС). Китайская печать пишет о широком применении советского передового опыта в капитальном строительстве в Китае.Газета "Гуанминжибао" сегодня пишет, что ускорение темпов строительных и монтажных работ в ходе капитального строительства красноречиво свидетельствует о том, что советский передовой опыт играет важнейшую роль в индустриализации Китая. Газета рассказывает о капитальном строительстве в Северо-Восточном Китае, где широко применяются советские методы работы, в частности, организация ритмичных работ по графику, производство строительных работ в зимних условиях и другие. Так, при установке оборудования электростанции в Фусини в результате применения советских методов производительность труда возросла вдвое, что позволило сократить срок работ на полтора месяца и снизить их себестоимость на 22,8 процента. На Аньшанском металлургическом комбинате был применен советский метод кладки бетона зимой, что позволило завершить задание на четыре месяца раньше срока"."Бурят-Монгольская правда", 1953, № 36 (20, февраль), с. 4).

"Зовут ребята в кузницу…"

Пт, 2018-02-16 09:01
"..— Ты в кузнице бывал? — И сварщик уговаривал, 
В сторонку отзывал..."



55 лет назад в СССР сидеть в теплой прорабской  было куда приятней, чем вкалывать на открытом воздухе:"Агитатор Кашафутдин ФайкулинКашафутдин снял сварочный щиток, положил в сторону и направился в раскомандировку обогреться. Больше часа проработал на открытом воздухе, озяб. В прорабской тепло. Кашафутдин закурил, сел. Взял газету.- Что нового пишут? – спросил только что вошедший рабочий.Коммунист Файкулин использует каждую свободную минуту, чтобы поговорить с друзьями, обсудить волнующие вопросы. Ведь он агитатор. А работы у агитатора много. Особенно теперь, в дни важных международных событий, подготовки к выборам в Верховный Совет РСФСР и местные Советы. Строители уважают своего агитатора за скромность, за деловитость, за общительность.И стоило Кашафутдину развернуть газету, тотчас вокруг него собрались друзья, слушают. А когда Файкулин закончил чтение, завязалась оживленная беседа.Позже агитатор рассказывал мне:- Наш брат, строитель, теперь не тот, что раньше. У большинства – образование. Народ грамотный, любознательный. То спрашивают о событиях в Южном Вьетнаме, то заспорят, что такое государство народной демократии. Разойдутся во мнениях и бегут ко мне, требуют разъяснить. Не отмахнешься же. Теперь без серьезных знаний не обойтись. Пришлось основательно браться за книгу.Второй год Файкулин учится в вечерней школе. В комнате Кашафутдина допоздна горит огонек. Даже после занятий он всегда выкраивает часок-другой, чтобы прочитать заданное, подготовиться к очередной беседе.- Ты, дорогой муженек, будто инженером собираешься стать? Все с книгой и книгой, - говорит Файкулину жена. Но Файкулин знает: жена шутит. Ей-то нравится жадность мужа к знаниям!...Ранний утренний час. Неторопливо идет Файкулин на работу. Алеет восток. Новый день занимается над землей.А. Поляков,начальник планового отдела управления "Драгстроймонтаж".("Восточно-Сибирская правда", 1963, № 39 (15, февраль), с. 3).

"Не томит, не мучит выбор, что пленительней чудес..."

Чт, 2018-02-15 09:01
"…И идут пастух и рыбарь За искателем небес". 

65 лет назад премудрости многих наук можно было познать, читая стихи известных в советских республиках поэтов:"Цыдып ЦыремпиловСлово избирателяВпервые увидел я солнечный светВ Октябрьское утро великих побед.Бесправный батрак, в этот радостный час,Я понял: заря новой жизни зажглась.Ведь радости раньше в труде я не знал,А ныне почетным тебунщиком стал.Пусть стар по годам я, но в сердце моемЧудесные силы пылают огнем:Стремлюсь я премудрость науки познать,Читаю стихи – написал их мой зять,Известный в республике нашей поэт,Читаю и славлю я жизни расцвет,Я славлю Великий Советский Закон,Что гением Сталина людям рожден.За то, что счастливым отныне я стал,За то, что в труде свою радость познал,За то, что в такой я Отчизне живу,Где всех нас согрел Конституции свет, -Своим кандидатом в народный СоветТворца Конституции я назову,В день выборов, в самый торжественный день,За лучших людей я отдам бюллетень.Перевел с бурят-монгольского Семен Дунаев".("Бурят-Монгольская правда", 1953, № 33 (15, февраль), с. 2).

"Смех в бараке. Время ужина…"

Ср, 2018-02-14 09:01
"…Лист, как снег, забелел на доске:Сколько срублено и отгружено, -Прочитай в "боевом листке".

70 лет назад не всегда была высокой дисциплина на советский лесосеках:"Самотек(От нашего собственного корреспондента)Селенгинский леспромхоз Управления местной топливной промышленности ведет заготовку строевого леса для новостроек Улан-Удэ, а также крепежа для угольной промышленности. План как по заготовке, так и вывозке с начала сезона из месяца в месяц срывается.Причина этого, прежде всего, в том, что колхозы не выполнили своих обязательств, не выставили во-время людей и тягловую силу. В настоящее время здесь работают 106 лесорубов, вместо 230, и 67 возчиков, вместо 130.Колхозы должны были отправить людей и лошадей еще 1 ноября 1947 г. На сегодня Прибайкальский аймак выставил 27 человек, вместо 55, и 28 возчиков, вместо 50. А такие колхозы, как им. Калинина, им. Чапаева, им. Кирова, им. Жукова, до сего времени не выслали ни людей, ни тягловую силу.К исходу января колхозы Прибайкальского аймака выполнили сезонный план по заготовке лишь на 30 процентов, а по вывозке и того меньше. Колхозы Иволгинского аймака план заготовок выполнили на 14 процентов, вывозки – на 13 процентов. Кабанские колхозы выполнили план заготовок на 11 процентов, по вывозке всего лишь на 8 процентов.Производительность сезонных лесорубов и возчиков крайне низка. Дневное задание выполняется не более, чем на 40 процентов, а возчиками еще меньше. Объясняется это плохой организацией труда и отсутствием должного руководства работами со стороны дирекции леспромхоза. Вывозка леса на берег реки производится по неблагоустроенным дорогам.Есть и другая причина. Бригадир лесозаготовок Антонов из колхоза "3-я пятилетка", Иволгинского аймака, продолжительное время занимался подвозкой сена для лошадей, а не вывозкой леса. То же делала бригада Шункова из колхоза им. Ленина.На лесосеках низка трудовая дисциплина. Не ведется борьбы с прогульщиками. Прогулы вошли в систему. Многие лесорубы в течение полумесяца работают не более 5 дней, остальные дни прогуливают. Лесорубы А. В. Качин из колхоза им. Чкалова, Кабанского аймака, и Михейкин из колхоза им. Сталина, этого же аймака, систематически прогуливают и это проходит безнаказанно.Учет труда рабочих запущен. Сведения о выполненной работе даются в контору только в конце пятидневки. При такой постановке дела нельзя правильно руководить ходом лесозаготовок, вся работа идет самотеком. 30 января, например, руководители леспромхоза не имели сведений о том, сколько заготовлено и вывезено древесины за последнюю пятидневку. Из-за плохой работы бухгалтерии до сего времени не представлен годовой отчет.Леспромхоз не выполняет производственный план. Отделение Госбанка отказалось финансировать предприятие, и сейчас денежные затруднения срывают всю работу. Вывезенный на станцию Татаурово крепежный лес, так нужный для угольной промышленности, лежит уже около 3-х недель, потому что леспромхоз не имеет денег, чтобы отправить лес по назначению. Зарплата рабочим выдается несвоевременно.Бытовые условия кадровых и сезонных рабочих плохие. В бараках лесорубов нет освещения, даже в конторе леспромхоза имеется всего одна лампа, стены и потолок закопчены, печи дымят. Баня имеется, но пропускная способность весьма ограничена. Общественное питание не организовано. Нет радио. Газеты поступают сюда нерегулярно. Здесь даже не знали и стахановском месячнике на лесозаготовках.Начальник Управления тов. Ляпина хорошо знает положение, в котором оказался леспромхоз, но мер к улучшению его работы не принимает. Недавно здесь побывал инженер Управления тов. Намсараев. Он приехал, посмотрел и уехал, а делу нисколько не помог.Директор леспромхоза тов. Рейх также никаких мер не принимает к тому, чтобы леспромхоз не был в долгу у государства. "Кабинетный директор", - так обычно отзываются о Рейхе рабочие предприятия.Ф. Палеха".("Бурят-монгольская правда", 1948, № 32 (14, февраль), с. 3).

"Лишь гудки певучие смолкнут над водой... "

Втр, 2018-02-13 09:01
"...Я иду к рябинушке тропкою крутой.Треплет под кудрявою ветер без конца
Справа - кудри токаря, слева - кузнеца ".


70 лет назад у каждого члена ответственной советской семьи был свой блокнот для записей:"А. МедведковОбидаПроизводственное совещание окончилось поздно. Токарь механосборочного цеха Баранов не спеша покидал площадку родного завода. В сторону рабочего поселка в разных направлениях уходили заводские рабочие. Они будто не замечали Баранова, обгоняя его и оживленно переговариваясь.Веселое настроение товарищей еще больше разозлило токаря, который уже не впервые уносил с совещания никому невысказанную горькую обиду. Сегодня Баранова опять упрекали в том, что он не выполняет норм выработки и, якобы, только поэтому участок старшего мастера Петра Павловича Гордеева не справляется с заданием. Семен точно восстановил в памяти слова профорга Белоглазова, сказанные на совещании: "Участок сборки узлов мастера Гордеева позорно проваливает план. Хуже всех здесь работает токарь Баранов".В эту минуту он почувствовал страстное желание поговорить с кем-нибудь, рассказать все, что наболело на душе. Он обижался и на себя, что не умеет выступить перед людьми, сказать правду о том, почему он плохо работает. Размышляя так, Семен не заметил, как его кто-то нагнал. Он обернулся и узнал парторга цеха Новикова, который работал когда-то на одном станке с отцом Баранова.- Андрей Степанович, - я давно хотел поговорить с вами, но стеснялся, думаю что за охота разговаривать с нашим братом, у вас со стахановцами дел хватает да и партийная работа.- Пожалуйста, Семен, в любое время, хоть сейчас, - ответил Новиков. – Зайдем ко мне?- Что вы, я уж лучше как-нибудь на заводе к вам загляну.Однако, парторг уговорил Баранова. Они вошли в квартиру. Жена Новикова хорошо знала Семена и, улыбаясь, подала ему руку.- Проходите, - предложила Вера Ивановна, - и провела его в столовую. Баранов попытался было отказаться от ужина, поджидавшего хозяина, но это было бесполезно. За чаем Новиков спросил Семена:- Ну что же, приступим к делу? – Вера выйди пока.- Ничего, ничего, - запротестовал рабочий, - к меня секретов не будет. Хочу рассказать вам о своей обиде. Отставив в сторону недопитую чашку, он горячо заговорил.- Вы знаете, Андрей Степанович, что ни одно собрание не проходит, чтобы Баранова не склоняли по всем падежам. Но вы может быть не знаете, что никто еще с Барановым никогда не говорил о том, почему он, сын известного на всю республику токаря, числится на плохом счету и никто на это не обращает ни малейшего внимания. Так вот слушайте. Работу я люблю и дело знаю. Правда, у меня только пятый разряд, ноя на заводе-то всего два года. Учился у отца. У него учились и вы. Плохому старик не учил. А вот не идет у меня дело и все тут.Они закурили. Вера Ивановна убрала со стола и присела на полумягкое кресло, чтобы узнать, что скажет о себе этот скромный паренек. После короткой паузы Баранов продолжал:- Станок вы мой знаете, старый, разбитый. Редкая смена пройдет, чтобы я не вызывал слесаря или механика. А я уже не ученик. Пора бы и на хороший станок. Расти хочется. Надоело топтаться на одном месте. Ведь что получается. Возьмите вчерашний день – три с половиной часа простоял: то ремень порвется, то самоход не работает, то материала или инструмента нет. Мастер Гордеев ни разу еще не давал мне такую работу, чтобы ее хватало на всю смену. Тут и материал бы заранее подготовил, инструмент, какой нужен припас, приспособление нашел или сделал, так ведь?- Слушаю, Семен, продолжай.- Или вот сегодня. – При сдаче десятого узла, на монтаж которого, вы знаете, ушло три дня напряженной работы коллектива всего цеха, инспектор Погодин обнаружил недоброкачественный соединительный валик. Срыв плана. А кто этот валик испортил? Всеми нами уважаемый товарищ Воробьев. Седьмой разряд имеет, а вот ошибся.- Бывает, Сеня, и стахановцы ошибаются, - вставил Новиков.- Согласен. А кому, думаете, этот валик пришлось переделывать? – Мне. Воробьев-то в третьей смене. В тот момент я муфты начал точить, оправку специальную сделал, минут сорок убил на подготовку, а Петр Павлович пришел и говорит: "Выкидывай все, валик будешь делать". Только выточил валик, Гордеев опять бежит: "Срочно надо вырезать две трехдюймовые гайки". Сказал и ушел. Я в кладовую за поковкой, кладовая закрыта. Полчаса ожидал. Кладовщик приходити заявляет, что поковки такого размера в складе нет. Я к мастеру, а его вызвали, кажется, к главному инженеру. Я в седьмой пролет, потом в кузницу. Словом, пока туда, да сюда, смена кончилась. Правда, гайки успел вырезать, норму же выполнить мне некогда было…- Теперь смотрите. Разные там валики, гайки и муфты ведь тоже можно делать партиями по несколько штук. И вот, когда такой заказ есть, его Баранову не несут, отдают тому же Воробьеву, Жукову или Аннову. Почему? Потому что они стахановцы. Если у них будет простой, Гордеева немедленно в партком вызовут. Когда же Баранов, мой сменщик Поляков или, скажем, Иванов простаивают – никому до них дела нет. Хоть всю смену не работай. Вот в чем обида, Андрей Степанович.- Не подумайте, что я против стахановцев. Нет. Стахановцы – это наша гордость. У них мы учимся. Они задают тон на производстве. Но основная тяжесть в выполнении плана падает на нас, маленьких, незаметных людей. О такой вот прослойке рабочих хорошо сказал в свое время незабвенный Михаил Иванович Калинин. У нас его указания иногда забывают…Долго продолжался откровенный рассказ молодого рабочего. Его внимательно и с удовольствием слушали старшие товарищи. Новиков впервые почувствовал, как много полезного дала ему эта встреча. И слушая Баранова, он мысленно ругал себя за то, что он, парторг крупнейшего цеха завода перестал прислушиваться к голосу рядовых рабочих и интересоваться причинами их плохой работы. Да, он не придавал этим "мелочам" большого значения и ошибался.Когда Семен ушел, тепло попрощавшись, Новиковы не легли спать, хотя было уже поздно. Вера Ивановна, плановик производственного отдела, поняла, что и она виновата в плохой работе Баранова, что его обида исходит не от тщеславия. Она вызвана беспорядками, на которые на производстве машут рукой, не замечают их.Андрей Степанович и Вера делали какие-то записи в своих блокнотах. А Семен направился к своему особнячку, переживая неописуемую душевную радость. Он будто свалил с плеч огромный груз, который не давал ему покоя ни днем, ни ночью.("Бурят-монгольская правда", 1948, № 31 (13, февраль), с. 3).

"Друзья! Наш долг - стоять всегда... "

Пнд, 2018-02-12 09:01
"...На вахте мирного труда,Идти вперёд -  таков закон у нас,
Работа ждёт, и дорог каждый час"


65 лет назад в СССР нельзя было забывать указание партии о заострении образа:"Театр"Самое заветное"Спектакль Иркутского театра музыкальной комедииЖанр советской оперетты все еще переживает период становления. Не так давно в ходу были музыкальные комедии типа "пьесы с музыкой", в которых музыкальное начало было сведено к подсобной роли и носило более или менее случайный характер ("Суворочка" Фельцмана). Бывало и так, что музыка нивелированного, условно-"европейского" стиля шла вразрез с русским содержанием сюжета ("Акулина" Ковнера). Ясно, что музыкальные спектакли подобного склада не могли удовлетворить советского зрителя. Перед композиторами стоит задача создания новой советской оперетты, в которой пьеса и музыка были бы самобытны и органически слиты. Образы советских людей должны стоять в центре произведений.Композитору В. Соловьеву-Седому удалось создать произведение, в известной степени приближающееся к такому образцу советской оперетты. Речь идет об оперетте "Самое заветное", поставленной Иркутским театром музыкальной комедии (текст В. Масса и М. Червинского). Это, прежде всего, повествование о наших советских людях сегодняшнего дня, о новой колхозной деревне, не только житнице нашей Родины, но и неиссякаемой кузнице кадров, откуда пополняется армия советской интеллигенции.Пьеса не свободна еще от шаблонов старой опереточной драматургии ("параллельные" любовные пары, традиционный разрыв между героем и героиней в конце второго акта и т. п.). И все же, при всем этом, при известной схематичности персонажей, пьеса подкупает правдивым, оптимистическим изображением советских людей. Советская деревня показана такой, какая она есть – культурной, зажиточной. Колхоз села "Заветное" даже имеет собственный колхозный санаторий. Многие представители молодежи колхоза обучаются в высших учебных заведениях страны. И характерно: сельская молодежь, находясь в вузе, продолжает чувствовать себя неразрывно связанной с родной деревенской средой. Не успел как следует осмотреться приехавший домой на каникулы студент-горняк Вася, как бежит уже к трактору, на котором он работал раньше.Деловое, хозяйственное отношение к посланной на учебу молодежи проявляет и колхоз. Член правления артели, старый колхозник Игнатий Григорьевич требует у ребят зачетные книжки, кровно интересуясь успехами, отечески выговаривая за полученные тройки, подходит к студентам с позиции рачительного хозяина, берегущего государственную копейку. О ликвидации существенных различий между городом и деревней, о зримых чертах коммунизма – самого заветного в помыслах и чаяниях советского народа – рассказывает это новое произведение.Интрига пьесы несложна. Хороший в существе своем советский парень Павел Куликов, комбайнер, не раз ставивший рекорды производительности труда, заболел головокружением от успехов. Торопясь поскорее связать свою судьбу с вузовкой Настей Макаровой, Павел требует, чтобы она бросила учебу. Колхозная общественность перевоспитывает парня. Тема борьбы с пережитками капитализма является основой конфликта пьесы.Наряду с линией Павла и Насти развертываются две побочных: линии любви симпатичного, пожилого почтаря Тютюкина и колхозного шофера Евдокии Петровны, линия взаимного пылкого влечения студента Васи и колхозницы Зины Куликовой.Радует музыка оперетты. Замечательный мастер-песенник В. Соловьев-Седой насытил музыку оперетты рядом интересных, запоминающихся мелодий. Это, прежде всего, вступительная песня Зины с хором подружек. От нее веет бодростью, жизнью. Очень характерны дуэт Клякушева с Тютюкиными терцет (Евдокия Петровна, Тютюкин, Клякушев). В музыке этих ансамблей много забавного и оригинального. Лирическая песня девушек на полевом стане выдержана в манере народных "страданий". Хороша содержательная песня о Москве. С большим успехом проходят два "ударных" музыкальных номера оперетты: хоровод-секстет (три девушки и три парня) чудесного народного колорита и песенка Васи "Закурю-ка, что ли папиросу я", в удачно найденных интонациях которой композитор тонко передает разлад, происходящий в душе парня. Есть и неудачные моменты в музыке, в партиях главных действующих лиц, моменты явно мелодраматической окраски. Но в целом музыка "Самого заветного", единая в русском колорите, заслуживает положительной оценки.Коллектив артистов театра во главе с постановщиком, заслуженным артистом РСФСР Н. Н. Буториным вдумчиво, тщательно работал над спектаклем. Чтобы глубже и ярче отразить жизнь колхозной деревни, группа актеров, занятых в постановке, выезжала в один из колхозов Иркутского района.Павел, главный герой пьесы в исполнении артиста В. К. Кленерта – горячий, увлекающийся юношу. Он близко к сердцу принимает перипетии жизни и бурно на них реагирует. Образ получился жизненный, в реальность его веришь. Артисту, однако, необходимо серьезно поработать над вокалом и изжить ту неприятную надтреснутость, дребезжание, которое слышится иногда в его голосе.Удачным является и образ председателя колхоза Елизаветы Александровны (артистка И. А. Рогозинская). Это серьезная, деловитая, умная советская женщина. Но в чувствах Елизаветы-матери, как нам кажется, есть некоторый "перехлест". Елизавете нужно пожелать больше стойкости, душевной твердости в тех сценах, где она душой болеет за дочь. Образ от этого только выиграет.Следует отметить также мягкую реалистическую игру артистки М. А. Морозовой, исполняющей роль шофера Евдокии Петровны. Хорош и ее "партнер" артист Г. С. Муринский, очень тепло и тактично играющий скромного человека, связиста Тютюкина.Роль Клякушева, труса и лодыря, исполняет артист Г. Л. Коржановский. Образ этот представляет немалый интерес. Следует сказать, что авторы пьесы недостаточно заострили образ Клякушева, проявили к этому фальшивому человеку какую-то снисходительность. Нельзя сказать, что автор поверхностно ведет свою роль. Чувствуется, что он вложил в нее немало труда. Клякушев в исполнении Г. Л. Коржановского смотрится с интересом, в нем удачно найден и внешний облик. Зритель воспринимает в нем труса, эгоиста и лодыря. Но артист не нашел еще тех красок, какие нужны для полного прочтения характера этого проходимца, зараженного капиталистическими пережитками. Артист должен отбросить боязнь заострения контрастных эмоций. Нельзя забывать указание партии: "Сознательное преувеличение, заострение образа не исключает типичности, а вполне раскрывает и подчеркивает ее".Отлично, с подкупающей простотой играет артист Н. Л. Каширский. Образ милого, задушевного юноши Васи, яркими штрихами очерченный артистом, запечатлевается в памяти. Хороша и непосредственная, жизнерадостная Зина (артистка М. А. Кувшинова).Усилия артистки И. Е. Поповой должны быть направлены в сторону преодоления чрезмерного лиризма и элегичности, в плане которых она проводит роль. Настя, изображаемая артисткой, отнюдь не "опереточная героиня" в старом понимании этого термина. Она прежде всего советская девушка, жизнеспособная, со здоровой психикой. Черты надлома, душевной опустошенности, которые проглядывают в трактовке И. Е. Поповой, - заряд, бьющий мимо цели.Дирижер Л. З. Балло живо и энергично ведет спектакль, добившись хорошей слаженности всех его музыкальных компонентов.Одобрения заслуживают отличные декорации спектакля, реалистически ярко воспроизводящие красоту родной природы. Наряду с автором их – художником Г. В. Будриным должны быть отмечены и художники-исполнители Т. А. Аладышева и А. И. Морозов.Спектакль "Самое заветное" – значительный творческий успех работоспособного коллектива Иркутского театра музыкальной комедии.В. Сухиненко".("Восточно-Сибирская правда", 1953, № 37 (13, февраль), с. 2).

"Я Отчизне служу, я в дозоре хожу…"

Вс, 2018-02-11 09:01
"…По зеленой траве над рекой.И на белом снегуЯ стою, стерегуЗавоеванный в битвах покой".

60 лет назад надежно охраняли воины границы счастье советских пионеров:"На заставе у моряПодполковник В. ВиренФото капитана В. ГжельскогоЕсли бы кому-нибудь вздумалось обойти по границе вокруг Советского Союза, ему потребовалось бы несколько лет на такое длительное путешествие. И если бы такой путешественник нашелся, он стал бы и альпинистом, и моряком, и даже летчиком, потому что на границе есть места, где можно только пролететь по воздуху…Разные страны окружают нас. Одни относятся к нам дружественно, ведут с нами торговлю, обмениваются делегациями, другие смотрят на нас исподлобья, враждебно, засылают на нашу территорию шпионов и диверсантов. На всем протяжении границ Родины расположены пограничные заставы, где служат смелые, отважные люди. Там борьба с врагом никогда не кончалась. Она идет каждый день, каждый час – "граница не ведает сна".Пойдемте с нами на Н-скую заставу и посмотрим, как живут пограничники. Сама застава – крепко сколоченный одноэтажный дом и несколько пристроек – напоминает мирный сельский двор: в пожелтевшей траве воркуют голуби, на конюшне нетерпеливо перебирают ногами лошади, в небольшом помещении за проволочной сеткой сидят собаки.Войдем внутрь дома. Это казарма. Странный здесь распорядок дня: люди спят днем, едят ночью, физзарядкой занимаются вечером. Беспрерывно, несколько раз в сутки люди уходят в засады, секреты, дозоры… Погранзастава, на которой мы находимся, расположена у моря. Между берегом и лесной опушкой, тесно примыкающей к морю, тянется контрольно-следовая полоса. Для человека неискушенного это просто вспаханная полоска земли – того и гляди, начнут проглядывать зеленые всходы. На самом деле полоса сделана для того, чтобы след нарушителя был более заметен. Правда, враги пытаются перепрыгнуть через нее с шестом, проходят в сандалиях, копирующих след коровы, или берут на руки одного-двух человек, а то идут след в след: пускай, дескать, думают, что границу нарушил один человек… Но все эти довольно наивные хитрости давно известны пограничникам. По очень тонким, едва уловимым признакам и приметам они определяют точно, кто и куда шел…Взгляните на первый снимок – четко отпечатались здесь следы нарушителя границы… Первым заметил их рядовой Олькин, просматривая на рассвете контрольно-следовую полосу. Олькин подбежал к большому дереву, быстро извлек из его дупла телефонную трубку и сообщил о случившемся на заставу.Тревога!  Пограничники с оружием в руках выбежали во двор, на построение. И вскоре они были там, где Олькин заметил следы. Следы шли к оврагу, на дне которого течет небольшой ручей. Нарушитель ушел далеко, очень далеко: специалисты определили, что следы двухчасовой давности. И он нарочно шел по воде, чтобы сбить собаку со следа. Но овчарка Дик взяла след. Проводник едва успевает за ней. Он весь взмок, забрызган грязью. Но отдыхать нельзя, дорога каждая секунда! Бешеная погоня продолжается около получаса.И вдруг река. Собака выбежала на берег и заскулила… Длинными шестами солдаты пригоняют к берегу рыбачью лодку. Первой прыгает собака, за нею люди.И снова преследование – уже на другом берегу. Враг попался опытный, хитрый. В одном месте он надел галоши, а через некоторое время разбросал их в стороны. Собака сбилась. И долго рыскала по кустам и ельнику. Кроме группы с собакой, на поиск вышли и другие пограничники. Они идут наперехват врагу по тем дорогам, куда он неминуемо должен выйти.Темнеет…Успеют ли пограничники до ночи задержать нарушителя? Собака рвется с поводка и тихо повизгивает… Теперь она уже уверенно ведет проводника. На поляне промелькнула фигура бегущего человека. Наконец-то! Собаку спускают с ремня. В несколько прыжков Дик настигает нарушителя и валит его с ног…Вы спросите, дорогой читатель: а как все это удалось заснять? Разве фотограф сидел с Олькиным или вел преследование вместе с пограничниками? Конечно, вы будете правы в своих сомнениях. Снимки сделаны на боевых учениях заставы, там, где недавно вот так же был задержан настоящий преступник.Надежно охраняют воины границы нашей страны, наш мирный труд, наше счастье".("Пионер", 1958, № 2 (февраль), с. 39-41).

"Слышишь, товарищ, голос миллионов... "

Сб, 2018-02-10 09:01
"...Голос братьев и друзей по труду?Наши знамёна - в небе полудённом:
Мы в борьбе за мир в едином ряду! "


65 лет назад трудились иногда не в полную силу своего выдающегося дарования даже наиболее опытные советские мастера драматургии:"К. СимоновГлубокое и поверхностноеВ июне прошлого года на страницах журнала "Знамя" была напечатана пьеса Анатолия Софронова "Иначе жить нельзя". Не так давно она была сыграна на сцене Малого театра. В ряде рецензий этот спектакль был оценен, как одна из удач нынешнего, к сожалению, еще не богатого удачами, театрального сезона. Мне думается, что эта оценка в общем справедлива.Многие наши пьесы на зарубежные темы грешили ложно понятой авторами "занимательностью", внешней "эффектностью". Из пьесы в пьесу, нужно или не нужно, перекочевывали декорации баров, мотивчики бойких фокстротов; спившиеся американские журналисты или отставные военные, или просто шпионы, стуча стаканами виски, под музыку длинно исповедовались друг другу в своих подлостях. Все это иногда занимало неправомерно много места – серьезное разоблачение подчас подменялось смакованием шаблонно детективных "выигрышных" ситуаций. И в то же время в слишком многих пьесах на зарубежные темы оставались не показанными жизнь и борьба простых людей.В основу пьесы Анатолия Софронова положен напряженный, острый сюжет, при отсутствии дешевых попыток бить на всякого рода внешние эффекты. Основное место действия пьесы – сталелитейный завод в Германской Демократической Республике, дом рабочего этого завода Карла Мильце. Основные герои пьесы – люди этого завода, рабочие, инженеры. Им, их жизни и их борьбе с врагами отдано главное внимание автора. Вернувшийся из Западной Германии сын Карла Мильце – Франц, оказавшийся американским диверсантом, подбрасывает взрывчатку в печь, на которой его отец проводит новую скоростную плавку по советскому методу. Взрыв удается, но коллектив завода, не позволил скомпрометировать этим взрывом самую идею скоростных плавок, готовит новую плавку, а отщепенца и шпиона Франца Мильке разоблачает народная милиция. Таков вкратце сюжет пьесы. Разбирая достоинства и недостатки пьесы Софронова, необходимо подчеркнуть верное направление его авторского внимания, верный авторский прицел и несомненную удачу в создании нескольких центральных образов. Писатель сумел заглянуть в жизнь, в его поле зрения попали именно те люди, о которых важней всего было рассказать советскому зрителю и которых нам интересней всего увидеть на сцене.Со спектакля уходишь с чувством душевной симпатии к изображенным в пьесе простым людям Германской Демократической Республики, уходишь, задумавшись над их жизнью и борьбой.Пьеса Анатолия Софронова, поставленная на сцене Малого театра, заставляет размышлять, а это – немаловажное и дорогое свойство. Не менее важно и то, что по крайней мере четыре человека из числа лиц, действовавших перед тобой на сцене, остаются у тебя в памяти, вспоминаются, как живые люди. Ты реально представляешь себе их живущими в нынешней Германской Демократической Республике.Эти люди – Карл Мильце, старый мастер-сталевар, которого играет в спектакле С. Межинский; сталевар Пауль Шольц в исполнении В. Владиславского и инженеры – Вальтер Рейберг и Теодор Груббе в исполнении Н. Комиссарова и М. Штрауха – четыре очень разные и очень характерные фигуры. Мильце – старый немец-коммунист, пронесший свою несокрушимую волю через 12 лет Дахау. Это, в исполнении С. Межинского, человек могучий и морально и физически; его коренастая мощная фигура словно вырублена из одного куска старого дуба; его движения скупы и уверенны, речь немногословна. Но подо всем этим покровом внешнего спокойствия чувствуется неукротимая душа. Мильце  58 лет, но он еще страстно хочет успеть увидеть своими глазами воссоединение родины в единую Демократическую Германию. Фашизм не сумел согнуть Мильце, но Мильце видел, что сделал фашизм с его страной. Со всем мужеством человека, которого не смог согнуть фашизм, и со всей силой любви к родине, уже однажды поставленной фашизмом на грань гибели, Мильце говорит: - Нет! Будущая единая Германия не будет вновь растоптана фашистским сапогом!Таким он и остается в памяти после спектакля – коренастая могучая фигура немецкого рабочего-коммуниста.В. Владиславский играет Рауля Шольца с большим внутренним юмором, который, однако, нигде не переходит в комикование. Шольц – немолодой человек, опытный старый сталевар. До середины жизни, не выделяясь ни в лучшую, ни в худшую сторону, он был, очевидно, одним из тех многих представителей верхушки немецкого рабочего класса, которые послушно шли за своими социал-демократическими бонзами. Потом, когда на угодливо приготовленной правыми социал-демократическими предателями почве пышным цветом расцвел фашизм, Шольц имел возможность хлебнуть всех его прелестей, узнал, что такое война, потерял жену и дом.После войны, в новой демократической Германии, Шольц одновременно и работник и свидетель чужих трудов. Работник – потому, что он привык добросовестно трудиться и, как был, так и остался хорошим сталеваром; свидетель – потому, что к началу пьесы он приходит человеком, наблюдающим, как "они" справятся с тем, что "они" задумали – с этим строительством новой демократической Германии.Шольц уже атакован и снаружи и изнутри. Вся логика вещей призывает его, честного человека, мастера своего дела, стать в число заинтересованных общими успехами хозяев того большого дела, которое совершается в стране. К этому подталкивают его собственные дети, их жизнь, наполненная сознанием общественной ответственности и общественного долга. Но Шольц – трудный орешек. Под влиянием окружающих начиная подсмеиваться над собственными старыми привычками и слабостями, над своей замкнутостью, над своим подчеркнутым индивидуализмом, -  он в то же время все еще не сдается и как бы считает, что окружающие должны с ним еще повозиться, понянчиться, прежде чем окончательно приведут его в свою веру.Лишь когда устроенный вражеской рукой на заводе взрыв убеждает Шольца в существовании враждебных сил, готовых взорвать все созданное руками народа в демократической Германии, - только здесь у Шольца вдруг появляется гневный металл в голосе, и мы начинаем верить, что этот много лет омещанивавшийся представитель немецкого рабочего класса в тяжелую минуту все-таки встанет рядом с Карлом Мильце.Инженер Рейберг, которого играет Н. Комиссаров, чем-то напоминает выведенные во многих пьесах и романах советских писателей образы старых русских специалистов, энтузиастов, в самые трудные времена пришедших сотрудничать с Советской властью и безраздельно и беззаветно ставших на ее сторону. Эта невольно рождающаяся аналогия, однако, приведена здесь не в укор ни автору, ни актеру, играющему Рейберга, ибо она только закономерна.Рейберг – человек большой души, большой любви к своему делу и большой любви к людям. Когда он выбирал свой путь, для него не играли существенной роли оклады, которые он получал, или привычки, которые он имел в буржуазном обществе, прежний быт или прежнее окружение. Он искал ответа на один вопрос: где друзья немецкого народа и где его враги. Ясно ответить на этот единственный вопрос – значило заранее ответить и на все другие вопросы, которые могли возникнуть перед Рейбергом тут же или впоследствии.Облик Рейберга, каким его играет Н. Комиссаров, человека тяжело больного, но все равно и в минуты приступов болезни – физически мощного, очень крупного ученого, человека простого, чуждого мелочной кастовой претенциозности, идеалиста в том смысле, в каком мы употребляем это слово, говоря о человеке большой души – бессребренике, - этот образ внушает нам, смотрящим на сцену, не только чувство глубокой симпатии, но и наталкивает на мысли о преемственности культуры, о возвышенности традиций народа, чьими сыновьями были Гете, Шиллер, Бетховен. И даже самый внешний облик Рейберга, каким его рисует Комиссаров, - облик старого льва с гривой белых волос, с изрезанным морщинами грозным и добрым лицом, - это оправданно и закономерно поэтический образ.М. Штраух играет инженера Груббе. Груббе по началу пьесы – один из тех людей, которых ничему не научила история. Ему кажется, что можно, оставаясь честным специалистом, сохранять духовный нейтралитет по отношению к любому режиму. Он твердит, что он инженер, и этим исчерпываются его политические воззрения.Он уехал из Западной Германии потому, что, как он говорит, там слишком явно готовятся к войне. Он уехал потому, что не хотел принимать в этом участия, но безраздельно стать на сторону людей, которые говорят "Нет!" войне, которые борьбу с этой надвигающейся войной положили в основу своей политики, - он не желает. Он желает делать свое дело, работать инженером смены, без недоработок и переработок и по возможности без нововведений. Он чувствует угрозу войны, но он желает жить в своей скорлупе. Он боится увидеть или услышать то, что могло бы его переубедить, и он сердится, когда Рейберг вытаскивает его из раковины, в которую он спрятался.Для того, чтобы Груббе, подобно Шольцу, хотя и в другой форме, сказал новым силам демократической Германии "я с вами", нужно большое потрясение в его жизни. Этим толчком оказывается диверсионный акт, устроенный американскими шпионами на заводе, где работает Груббе. Нет нужды рассуждать о типичности или нетипичности самого факта взрыва, но то, что этот взрыв оказывается решающим толчком к тому, чтобы Груббе вышел из состояния нейтралитета и стал по эту сторону черты, - глубоко типично. Этот взрыв – только один факт в цепи бесчисленных и разных фактов, говорящих колеблющимся интеллигентам, подобным Груббе, что давно пора поставить откровенный знак равенства между гитлеровским фашизмом, американской и западногерманской так называемыми "демократиями".М. Штраух с удивительной тонкостью и точным чувством меры проводит через весь спектакль созданный им образ Груббе – человека, набитого мелочными кастовыми предрассудками, человека в сущности своей честного, но еще судорожно цепляющегося за старое, одновременно и готового и боящегося прозреть. Из чванливого индивидуалистического самолюбия Груббе боится потерять свою самостоятельность, сказав "я с вами" людям демократического лагеря; и все-таки он говорит в конце концов эти так долго пугавшие его слова, говорит их, воочию увидев те отвратительные убийства и преступления, на которые способен лагерь возрождающегося фашизма.Таковы главные и самые запоминающиеся образы пьесы и спектакля. Причем особенно серьезной художественной удачей драматурга следует считать образы Шольца, Груббе и Рейберга, наделенные в пьесе характерами яркими, резко очерченными и предопределившими их удачную сценическую трактовку в спектакле.И здесь неправ Ю. Зубков, стремившийся доказать в "Советском искусстве", что обаяние образа Рейберга есть целиком заслуга Н. Комиссарова.Не отрицая, а наоборот, подтверждая превосходное исполнение Н. Комиссаровым этой роли, надо сказать, что достаточно непредвзятыми глазами прочесть текст роли Рейберга в пьесе, чтобы убедиться, что как раз эта роль дает не только богатые возможности, но и совершенно ясное направление для работы над ней актера. (Так же, как и роли Шольца и Груббе).Во многом иначе обстоит дело с ролью Карла Мильце. На протяжении пьесы Карл Мильце совершает поступки сильного и мужественного человека; его сила и мужество подчеркиваются и чертами его предыдущей биографии революционера. Но характер Карла Мильце в пьесе остался не выписанным. Мало сказать о человеке, что он силен и мужественен. Он может быть сильным и мужественным по-разному. Он может быть при этом молчаливым и сдержанным, но может быть и горячим, увлекающимся. Он может быть подчеркнуто суровым в обращении, а может быть, наоборот, внешне мягким. У него может быть та или иная манера речи, те или иные очень разные черты житейского поведения, повадки и привычки. Над эти драматург, создавая образ Карла Мильце, всерьез не подумал. Он, как просеку через лес, прорубил через пьесу прямую сценическую линию Карла Мильце и этим ограничился, словно считая, что сама драматичность ситуации, при которой сталкиваются строящий новую Германию революционер-отец и фашист-сын, - спишет все огрехи профессионального мастерства. Однако на поверку это оказалось не так. Образ Карла Мильце стоит в пьесе на верном месте. За его поступками чувствуется большая сила, но говорить, читая текст пьесы, о Карле Мильце, как о живом человеческом, типическом и в то же время неповторимом характере, трудно, ибо этот характер очерчен драматургом во многом схематически и лишен живого своеобразия.В данном случае следует подчеркнуть замечательную творческую работу актера С. Межинского, как бы дописавшего на сцене то, что автором не дописано в образе Карла Мильце: дописавшего привычки этого человека, некоторую хмуроватость, насмешливость, властную отрывистость его речи, его молчаливую приглядку к людям и многое другое, что сейчас, когда смотришь спектакль, неотъемлемо связывается с образом Мильце. С. Межинский, сыграв роль Карла Мильце, раскрыл ту его характерность, которая едва насечена в тексте пьесы. Это, пожалуй, один их тех нечастых случаев, когда актер, воссоздав на сцене написанный в пьесе образ, может увлечь драматурга на то, чтобы продолжив работу над пьесой, развить и дописать этот образ таким, каким сам драматург не сумел увидеть его до сцены, но увидел на сцене в исполнении актера.К образам, о которых я говорил, мне хочется отнести, как удачу, небольшую, хорошо написанную и живо сыгранную А. Коротковым роль врача Гофмана. Между тем, в пьесе, кроме названных, немало других, проведенных драматургом через все действие образов, - и тут надо сказать, что А. Софронов, с большим тщанием, а иногда и просто мастерски выписав несколько главных ролей, далеко не в полной мере сумел как драматург управиться со всем остальным населением пьесы. В первую очередь это относится к выведенной в пьесе молодежи, которая, по замыслу автора, должна играть в ней большую роль, а на поверку этой роли не играет.Дочь Карла Мильце Клара, его сын Рудди и жена Рудди Эльфрида, сын Шольца Фридрих и дочь Эльза – ни один из этих образов не выписан как развивающийся характер, который представляет интерес не только по функции в сюжете, но и по своей собственной человеческой значимости.Драматург расставил эти образы молодежи в сюжете, дал каждому одну-другую живую человеческую черточку и этим по большей части и ограничился. Клара Мильце – восторженна и решительна, Рудди – вспыльчив и резок. Эльза – весела, кокетлива и надеется стать актрисой. Фридрих – прямолинеен, но все эти черты розданы молодым героям как бы слишком поспешно. Это характерность, которая не заменяет характеров. А глубоко психологически разработанных характеров у этой выведенной в пьесе А. Софронова молодежи нет, и поэтому мне, как зрителю, его молодые герои гораздо менее интересны, чем Шольц или Рейберг.А разве юность на самом деле бесхарактерна? Разве она наделена только непосредственностью, восторженностью, горячностью, только отдельными живыми, милыми, обаятельными характерными черточками? Да нет же, конечно! И тот же самый Фридрих – сын Шольца, секретарь комсомольской организации, глубоко страдающий от того, что его отец так долго находится в числе отсталых людей, - разве этот Фридрих не мог бы обладать в пьесе глубоко разработанным характером? Разве на месте тех нескольких наспех сказанных обличительных фраз, которые он сейчас обращает в пьесе к отцу, не мог бы оказаться глубокий, с большой психологической правдой написанный разговор отца и сына, разговор, в котором характер сына раскрылся бы со всей глубиной и силой, а характер отца приобрел бы новые грани?Хотелось бы, чтобы характеры выведенной в пьесе молодежи, в частности Рудди и Клары, были с большей силой, чем это сделано сейчас, противопоставлены Францу Мильце, отщепенцу и негодяю; хотелось бы, чтобы душевное богатство этих молодых людей, их человеческая глубина, их ум, широта их интересов были наглядней противопоставлены духовному убожеству, нищете, растленности – неотъемлемым отличительным чертам людей, подобных Францу Мильце, людей, переставших быть людьми.Мы с полной ясностью видим, кому в пьесе адресована ненависть автора и на чьей стороне его любовь, но когда мы персонифицируем те образы, на которых сосредоточена эта любовь, мы прежде всего вспоминаем Рейберга, мы вспоминаем Карла Мильце (больше в спектакле, чем в пьесе), но мы не вспоминаем ни Рудди, ни Клары, ни Фридриха, потому что их духовное богатство в пьесе едва приоткрыто. Мы помним, что они существуют по ходу сюжета, что они играют там определенную роль, но какие они в жизни, что это за человеческие характеры, - мы не в силах отчетливо воссоздать в своей памяти.Анатолий Софронов – талантливый и опытный драматург, у него за плечами несколько прошедших с большим успехом и идущих сейчас пьес, у него есть острое чувство сценичности, драматического конфликта (что находить себе подтверждение и в пьесе "Иначе жить нельзя"), словом, он один из наших драматических писателей, от которых зрители вправе ожидать большой и успешной работы для советского театра. Между тем из рассмотрения последней драматургической работы А. Софронова явствует, что он потрудился не в полную силу своего дарования. С одной стороны, в пьесе "Иначе жить нельзя" он поставил перед собой большую и трудную задачу, начал строить здание, заложив солидный фундамент. С другой стороны, решая эту задачу, выкладывая этажи, он отнесся к себе, как к драматургу, т. е. как к архитектору пьесы, с явно недостаточной строгостью.Найдя общее (и верное) сюжетное решение пьесы, наметив несколько основных характеров и только их тщательно выписав, А. Софронов, как мне кажется, попал под влияние ложного взгляда, что сама сюжетная острота и драматичность ситуации оправдывает небрежение к психологическим подробностям.Драматург счел,что раз сам сюжет движется стремительно,раз самим его движением создается волнение и напряжение, то зритель, следя за движением сюжета, простит и мельком набросанные образы, и целые куски иногда стертого, маловыразительного, иногда выспреннего, ходульно написанного диалога.Но это не так. Напряженный сюжет – прекрасная и необходимая для драматургии вещь, но мастерство драматурга как раз и заключается в том, чтобы, при наличии стремительного сюжета, разговоры людей ни в коем случае не упрощались, не схематизировались, не становились только чем-то служебным, существующим ради движения сюжета. А как раз в эту систему упрощений, "служебных" скороговорок можно наблюдать, к сожалению, в ряде мест пьесы А. Софронова.Тем-то и сложна техника драматургии, что, с одной стороны,законы развития действия стремительны, место жестко ограничено, а с другой стороны,это не дает драматургу права упрощать человеческие отношения или превращать человеческие разговоры со всей их живой непосредственностью в формулы разговоров, в пищевые таблетки вместо еды.Нет, при стремительном развитии действия, в разговорах героев пьесы должна сохраняться вся та глубина, а когда нужно, и обстоятельность, какие характерны для хорошей прозы. Этому блистательному сочетанию – умению стремительно развивать действие с умением вкладывать в него многообразную и подчас даже как бы неторопливо текущую жизнь, без всякого видимого насилия над ней, - нам всем следует учиться у классической русской драматургии и, пожалуй, больше всего у Горького в таких великих образцах, как "Егор Булычев и другие", "Врага" или "Мещане".Об этом уместно вспомнить всем нам, ибо в забвении этого лежит, как мне думается, одна из причин серьезного отставания нашей драматургии. Драматический жанр литературы – самый трудный. Ставя себе задачу написать пьесу, нельзя с самого начала заведомо упрощать ее, давая себе право на создание, наряду с характерами глубокими, характеров поверхностных и условных, психологически не оправданных, и спеша к финалу пьесы в надежде, что боевая и важная тема, несколько удачных центральных фигур и умело построенный сюжет сделают несущественными все недостатки и слабости.Следует помнить, что к одной и той же цели можно идти по-разному: можно идти налегке, а можно – с полной выкладкой. Думается, что всякий из нас, драматургов, ставя перед собой боевую задачу и отправляясь в серьезный путь, должен идти с полной выкладкой. А как раз об этом мы все слишком часто забываем. В значительной мере забыл об этом и Анатолий Софронов, который в своей пьесе "Иначе жить нельзя" шел к цели если и не совсем налегке, то во всяком случае и без полной "выкладки".Ко всему сказанному следует добавить одно: Малый театр, плодотворно опираясь на все то лучшее, что есть в пьесе Софронова, создал удачный в целом спектакль, в котором немало хорошего, ценного. Автор совместно с театром много работал над пьесой. Тот вариант текста, который играют сейчас на сцене, значительно и несомненно в лучшую сторону отличается от первоначально напечатанного текста пьесы. Но, сравнив оба текста, приходишь к выводу, что почти вся авторская правка носит характер многочисленных сокращений, стилистического улучшения реплик, очищения пьесы от неудачных оборотов речи. В пьесе исчезло многое лишнее, ненужное, неудачное. Но ничего нового, обогащающего, психологически углубляющего образы пьесы, по сравнению с ее журнальным текстом, автор при дальнейшей работе не внес. И это жаль, ибо при подлинно творческой, разносторонней работе драматурга с театром не только отсечение лишнего, но рождение недостающего является первой и главной задачей"."Литературная газета", 1953, № 18 (10, февраль), с. 3).

"Не нуждается в двадцатом веке…"

Пт, 2018-02-09 09:01
"…Камерун в мандатах и опеке!Хватит! Не владеть пиратам старым 
Занзибаром и Мадагаскаром".


50 лет назад в СССР много важной и полезной информации мог получить читатель из советских газет:"Торжества на ЗанзибареЗанзибар. Корр. ТАСС И. Джирквелов передает:Занзибарский народ торжественно отметил первую годовщину со дня принятия Арушской декларации. Перед участниками состоявшейся здесь демонстрации выступил президент Занзибара Абейд Каруме. Он напомнил, что Арушская декларация провозгласила строительство социализма в стране. Большое внимание в своем выступлении президент уделил развитию экономики и укреплению обороны Танзании. Мы должны покончить с прошлым, когда нас разделяли и ссорили между собой, сказал Каруме и призвал народ крепить единство".("Восточно-Сибирская правда", 1968, № 33 (8, февраль), с. 3).

Архив

Февраль 2018
ПндВтрСрЧтПтСбВс
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627281234